Skip to Content

Сростки в 20-30-е годы. Коллективизация сельского хозяйства

Меры, принятые Советской властью при НЭПе, позволили крестьянам села значительно расширить посевные площади новых и технических культур, увеличить их товарность вдвое против 1920 г.

Сростинская земля, независимо от капризов природы, почти всегда давала высокие урожаи: гречихи до 100, а проса до 200 пудов с десятины. Расширялись площади посевов, возрастало производство зерна, картофеля, бахчевых культур, стали больше выращивать льна и конопли.

Значительно возросло поголовье лошадей, крупного рогатого скота, свиней, овец, птицы. Каждый пятый двор имел пасеку.

На лен и коноплю были увеличены закупочные цены и давался аванс по контрактации.

Из воспоминаний, записанных Л.М. Воеводиной : «В 1920 году Сергей Петрович Емельянов организует у Попова озера артель Ленина, куда вошли Павел Емельянов, Кирилл Максимович Погодин, Иван Петрович Емельянов, Григорий Петрович Емельянов, Александр Емельянов, Михаил Павлович Шукшин его брат Игнатий Павлович, Константин Алексеевич Валиков, Парамон Кузьмич Бровкин, Лаврентий Кузьмич Бровкин, Федот Погодин со своими сыновьями Степаном и Петром, Варлаам Отпущенников, Волобуев Александр, Федор Фонякин...

На месте артели каждый построил для своей семьи дом, баню, выкопали общий колодец, объединили скот, построили для него крытые помещения, свезли сельхозмашины...»

Сеяли хлеб, горох, картофель, выращивали бахчи. Артельщики сдавали хлеб по продразверстке государству и в страховой фонд, засыпали семена, а уже после этого остальное зерно раздавалось на едоков. Зерно давали на едоков пудовками (сибирская пудовая мера, кадочка), также и горох. Рассказывали, что одного гороха привозили в каждую семью по 2-3 короба. Из артели С.П. Емельянова (по кличке «Ленин») взяли председателем сельского Совета, а на артель поставили Ф.Е. Фонякина.

Артель просуществовала два года. Жизнь артельщиков беспокоила местную власть, все опять ломалось, развозилось по домам в село.

В годы существования артели в Сростках было организовано кредитное товарищеское общество.

Зажиточные крестьяне и середняки охотно закупали там конные одно- и двухлемежные плуги, бороны зиг-заг, сеялки, веялки, молотилки, сортировки, сенокосилки, грабли, жатки самосброски.

Беднякам предоставлялась возможность брать в кредит сельхозмашины в обмен на сельскохозяйственную продукцию в рассрочку.

Кредитное товарищество предоставляло крестьянам в обмен племенной скот, сортовые семена (клевера, пшеницы, конопли и т. д.), оказывало помощь через агрономов консультациями, как внедрять науку и передовую практику в земледелии и животноводстве в крестьянских хозяйствах.

Кредитное товарищество было построено на берегу Катуни в Баклани (в настоящее время в этом доме проживают рабочие совхоза Сростинский, ул. Советская, 47).

Здесь же были построены амбары для хранения зерна и сараи для хранения сельскохозяйственной техники и инвентаря. Наем батраков регулировался заключением договоров с хозяином под контролем профсоюза с установлением достаточно высокого заработка с выходными днями и отпуском. Договор строго контролировался.

С 1925 по 1928 г. в Сростках существовал агроучасток окрземуправления, он вел работу по культурному ведению сельского хозяйства, имел опытные поля, где проводились опыты по сортовыведению семян зерновых, масличных культур и трав. Участок вел большую культурно-воспитательную работу среди крестьян. Размещался он в доме купца Г.Г. Глухова. (В настоящее время квартиры рабочих совхоза, ул. Советская, 82).

После изгнания Колчака за пределы Сибири в Сростках провели первое землеустройство. Маломощным крестьянам, имеющим двух рабочих лошадей, надел землей был проведен на более равнинных участках, прямо за поскотиной, а остальным крестьянским дворам надел проводился на 2 участках: на равнинных землях - пахотные земли (ближняя пашня) и на холмистых - сенокосы (дальняя пашня).

Тяга к общественному труду способствовала образовании хуторов и ТОЗов.

Так, в сторону Бийска, на 30-м километре, ближе к реке Катуни, у ключа на лугу образовался хутор И.В. Беспалова. Иван Васильевич первым приехал сюда из Сросток, за ним Дмитрий Жигалов, Иван Вишняков, Василий Данилович Докучаев, Герасим Степанович Волобуев, Павел Дмитриевич Колмаков, Александр Стебляков, Алексей Докучаев, Николай Воронцов, Рябов, Безумов, Колокольников.

Образование хутора было разрешено сходом села (сборней).

Каждый строил дом, хозяйственные постройки, распахивал землю, разводил скот. Хутор просуществовал до 1932 года. На хуторской земле есть три могилы: старика Воронцова и братьев Ивана и Николая, сыновей Василия Даниловича Докучаева.

Ниже хутора Беспалова, к острову Козлушка, переехал из села Иван Константинович Перехожев. В селе он имел лавку и крупорушку, а здесь хотел поставить водяную мельницу. Мельницу он поставил, но когда спадала вода, все желающие размолоть зерно приводили ее в движение руками. Очередное половодье мельницу снесло, но до сих пор о ее существовании напоминают оставшиеся столбы.

Ближе к мосту через реку Федуловку, где теперь кирпичный завод, был образован хутор Алексея Романовича Кидяева — долгожителя села, который переехал сюда с двумя сыновьяими и дочерью. Выстроил здесь дом, мельницу (но ее снесло половодьем). Мечтал построить электростанцию, за что в шутку его называли «изобретателем».

Сюда же переехали жить с семьями Павел Волобуев и его сын Александр. Построив дом, хозяйственные постройки, они начали заниматься хлебопашеством.

В 1926 г., с образованием в Сростках коммуны, было проведено второе землеустройство.

Коммуне нарезали самые лучшие равнинные земли и так называемую поскотину - вечно непаханную целину. Крестьянские дворы, не вступившие в коммуну, были оттеснены в горы, земля была нарезана за счет многоземельных.

Коммуна называлась «Заветы Ленина». В нее вошли главным образом батраки и бедняки села, к весне 1928 года вступило около 80 семей.

Земля членам коммуны была отведена вдоль Верх-Талицкой и Старо-Бардинской дорог и чистая поскотина (без леса). Центром ее поселения было выбрано место у Синкиной пасеки, где с осени 1926 до весны 1928 года велось строительство домов и других построек.

Были построены 8-10 двухэтажных домов на 6 - 8 семей каждый, общая столовая, склады, помещения для скота и птицы. Силами коммунаров были построены столовая-пекарня, клуб.

Двухэтажные дома для жилья были свезены из разных сел (конфискованы у богачей). В домах поселились в первую очередь не имеющие собственного жилья в селе.

Первым председателем коммуны был Степан Евгеньевич (Евдинович) Куксин. В коммуне были сразу же созданы партийная и комсомольская организации (секретарь партийной организации - Николай Аверьянович Каменев, комсомольской - Алексей Леонюк).

Члены коммуны объединили весь скот и птицу подсобных хозяйств, которые они имели в селе. Личного подсобного хозяйства устав коммуны не предусматривал.

Питание было общее в столовой по талонам.

Коммуне была оказана большая помощь кредитами государства, на которые приобретались лошади, скот, инвентарь; а в 1927 - 1928 гг. выделено 3 трактора.

Весной 1927 года коммуна распахала целину безлесой поскотины и получила большой урожай пшеницы (до 100 пудов с десятины). Хлеб был сдан государству, но рентабельности хозяйства коммунары не достигли.

В 1929 году пригнали колесный трактор «Фордзон», конфискованный в с. Кокши Грязнухинского района (ныне Советский район) у богача Торлопова. Первыми за руль трактора сели Михаил Николаевич Каменев и Григорий Александрович Мазаев. Пригнали его в мае, день был солнечный. Смотреть трактор собралось все село, на лицах у людей были радость, улыбки, у всех хорошее настроение. Был проведен митинг, на котором выступил С.Е. Куксин: «К нам в Сростки пришел стальной конь, - сказал он, - теперь мы вступаем в новую жизнь, в эру механизации сельского хозяйства. В будущем к нам придут десятки еще более мощных высокопроизводительных тракторов и машин, которые обеспечат, раскрепостят земледельца от нелегкого изнурительного ручного труда».

Коммунары сеяли только пшеницу, овес, гречиху.

Труд учитывался примитивно, с отметкой крестиком или палочкой в табеле, нормирования труда и сдельной оплаты не было.

Каждый здоровый член коммуны обязан был трудиться каждый день. Позднее эта система была заменена трудоднями с установленной нормой выработки, денежной и натуральной оплатой в конце года за трудодень.

В течение года членам коммуны выдавали денежный и натуральный аванс.

Работали коммунары дружно, хотя встречались со многими трудностями.

Коммуна в Сростках была первым коллективным социалистическим предприятием, которое показало путь преобразования сельского хозяйства. Она на практике показала крестьянам преимущества коллективного труда.

После решения XV съезда ВКП (б) «О коллективизации сельского хозяйства» в 1927 году началась большая работа по организации колхозов. Дошло это и до Сросток. В селе было создано несколько ТОЗов (товариществ по совместной обработке земли) - в Баклани, Дикарях, на Енисейской и Мордовской улицах.

Председателем ТОЗа «Батрак» был Панфил Антонович Дмитриев.

ТОЗы создавались по принципу родства и близких знакомых, главным образом из середняков, бедноты и батраков. Зажиточная часть сростинцев, кулачество, была против коллективизации и вела работу против создания и вступления в колхозы. Это был период ожесточенной классовой борьбы.

В ТОЗах по уставу объединялась только земля, которая отводилась всем в одном месте. Объединения имущества и скота не было. Доходы и урожай распределяли в конце года по вложенному труду каждого члена ТОЗа с учетом его инвентаря. Избиралось правление ТОЗа. Штатными освобожденными работнииками были два человека: председатель правления и счетовод. Им были установлены твердые оклады. Все хозяйственные дела решались общим собранием членов ТОЗа. ТОЗов в селе было несколько, один из них возглавляла Милиция Филиповна Ворогушина, другой - Иван Дмитриевич Кибяков.

В 1930 году все ТОЗы объединились в один - «Знамя труда». Председателем стал И.Д. Кибяков, председателем ревизионной комиссии - М.Ф. Ворогушина.

В 1928 - 1929 гг., в период сплошной коллективизации, райком ВКП (б), партийная организация села упорно работали над вовлечением крестьян в коммуну и ТОЗы. Зимой 1928 - 1929 гг. произошло слияние всех ТОЗов села с коммуной, ТОЗы целиком вошли в коммуну. Центр коммуны переместился в село, разместившись в доме кулака Григория Богачева.

К весне 1929 года в коммуну было вовлечено более 60% крестьян села Сростки.

Было развернуто широкое строительство скотных дворов, бригадных конюшен и станов. По Мордовской улице (сейчас ул. Советская) было построено 4 больших саманных двора для скота: свиней, лошадей, птицы, организовано пять производственных бригад. При объединении коммуны с ТОЗами принято ее новое название «Пламя коммунизма». Председателем вновь был избран С.Е. Куксин, главным бухгалтером утвержден В. Зозуля, он имел четырех счетоводов. Коммуна избрала совет в составе 30-40 человек и правление - 7-9 человек.

Коллективизация в Сростках, как и во всей стране, не обошлась без ошибок, перегибов. Применялись методы нажима и администрирования с целью вовлечения в коммуну, нарушался принцип добровольности. Имело также место то, что в списки кулаков попадали середняки, осуждавшие методы принуждения при вступлении в коммуну.

В соответствии с постановлениями и разъяснительными статьями ВКП(б), в которых осуждались ошибки в колхозном движении («О борьбе с искривлениями партийной линии в колхозном движении», «Головокружение от успехов», «Ответ товарищам колхозникам»), членам коммуны разрешали иметь личное подсобное хозяйство: мелкий скот, корову с приплодом.

Коммуну в 1929 году перевели на новую форму хозяйствования согласно Уставу сельхозартели, где был подчеркнут добровольный принцип вступления в колхозы. Название колхоз получил, как коммуна, - «Пламя коммунизма». Первым председателем был избран Иван Спиридонович Беспалов. В 1929 - 1930 гг. колхоз получил несколько тракторов отечественной марки и набор сельхозинвентаря к ним. Первыми трактористами наряду с М.П. Каменевым были Г. Мазаев, Н. Иванов, А. Кащеев, Н. Константинов, С. Протопопов, В. Колокольников, братья Михаил и Алексей Жилкины. Позднее Григорий Мазаев стал главным механиком колхоза, проработал в этой должности 23 года.

В конце 1930 - начале 1931 гг. была создана Сростинская МТС. Контора МТС располагалась в доме Григория Богачева (на этом месте стоит 3-квартирный кирпичный дом, по ул. Братьев Ореховых, 56), а центральная усадьба и мастерские - в районе Синкиной пасеки, на месте первой коммуны "Заветы Ленина".

До 1945 года она обслуживала до 50 колхозов: Верх-Катунское - 4 хозяйства, Мало-Енисейское - 4, Ключи - 3, Усятское - 6, Соусканиха - 5, Лебяжье - 4. Директором был назначен С.Е. Куксин.

В 1933 году из колхоза «Пламя коммунизма» выделился колхоз «Знамя труда» (район Дикари, ныне улицы Красноармейская, Пионерская, им. Фонякина). Председателем был избран Иван Дмитриевич Кибяков, позднее - Иван Егорович Бровкин. В 1942 году председателем колхоза «Заветы Ленина» стал вернувшийся с фронта Харитон Федорович Якубик.

Позднее выделился колхоз «Катунь», председателем был выбран Алексей Митрофанович Попов.

К 1934 году в Сростках было завершено колхозное строительство и сформировано 4 колхоза: «Пламя коммунизма», «Знамя труда», «Заветы Ленина», «Катунь».

В четырех колхозах было 6 пасек (более 700 пчелосемей).

Все колхозы имели конетоварные фермы, которые выращивали до 120 жеребят.

В колхозе «Заветы Ленина» было три бригады. Зерновыми (пшеница, рожь, гречиха, просо, овес) засевали 1300 га. Зерно во время уборки сушилось на крытом току, засыпалось в склады затем увозилось на сдачу в Бийск. Работали на лошадях.

Плановые задания доводились до всего колхоза, а затем распределялись по бригадам.

Колхоз «Знамя труда» был семеноводческим, выращивал сортовые семена для района, «Катунь» и «Пламя коммунизма» - зерновыми.

Каждый колхоз имел ферму: коров, овец.

На все четыре колхоза была одна молотилка - барабан. Поэтому хлеб молотили всю осень и зиму. Летом колхозники, включая подростков, пололи хлеб вручную, вставая в шеренгу, шли по полю, вырывая сорняки.

С 1933 по 1936 г. председателем колхоза «Заветы Ленина» был Николай Иванович Каменев.

После Великой Отечественной войны в Сростках было четы ре колхоза:

«Пламя коммунизма», председатель Филипп Константинович Жеребцов;

«Заветы Ленина», председатель Харитон Федорович Якубик;

«Знамя труда», председатель Иван Егорович Бровкин;

«Катунь», председатель Игнатий Владимирович Черномырдин.

Из-за нехватки техники и запущенности состояния семенного хозяйства сроки сева растягивались, что отрицательно сказывалось на урожайности, приводило к запозданию созревания хлебов и создавало дополнительные трудности при уборке урожая, следствием чего были низкие урожаи.

В 1945 году урожайность зерновых в среднем составила 6,7 ц/га.

Еще хуже обстояло дело в животноводстве. Значительно сократилось количество рабочего и продуктивного скота.

Уменьшилось количество сельскохозяйственных машин и инвентаря, что крайне осложняло все сельскохозяйственные работы.

Колхозники работали круглые сутки, чтобы восстановить хозяйство, разрушенное войной.

Уже в конце 40-х годов постепенно улучшалось техническое оснащение сельскохозяйственного производства, увеличилась урожайность зерновых культур. Так, в 1947 г. она составила 8,96 ц/га, в 1948 г. - 10,34 ц/га. Средний надой на корову в 1947 г. составил 1290 л, в 1948 г. - 1315 л.

Выдача зерна на трудодень в 1947 г. возросла по сравнению с 1945 г. в 1,5 раза.

В 1950 году все сростинские колхозы объединились в один - «Путь к коммунизму». В нем были организованы четыре крупные полеводческие бригады и четыре тракторные бригады. Полеводческие бригады обслуживала МТС.

Председателем укрупненного колхоза был избран Никифор Григорьевич Черномырдин. Его заменил Михаил Абрамович Байда, ранее работающий заведующим отделом технических культур крайсельхозуправления, но при его руководстве колхоз стал слабеть.

В 1953 г. председателем был избран Алексей Федорович Квасов, работавший зав. отделом сельского хозяйства Сростинского района.

В 1954 году началось освоение целинных земель. По призыву ЦК КПСС прибыло много молодежи. Среди них были Фрол Фролович Кудрявцев, Михаил Егорович Березко, Софья Геннадьевна Кудрявцева, Михаил Сергеевич Раковский.

Было освоено 800 га целинных земель, расширены посевы зерновых культур, конопли.

Колхоз стал иметь средства для развертывания строительства.

До 1960 года колхоз работал рентабельно, ежегодно получая по 1,5 млн. руб. дохода. За шесть лет построил семь крупных типовых объектов для животноводства и полеводства.

Приобрели тракторов 36 единиц, комбайнов - 16, автомашин - 24, построили контору, детский сад, ежегодно сдавалось более 50 жилых домов.

Успехи пришли не сами собой, их добились люди. Более 250 человек были награждены медалями «За освоение целинных земель». Труд многих был отмечен орденами и медалями.

Добросовестно относились к делу, работая с полной отдачей, Петр Сергеевич Ерин, Иван Петрович Щетинин, Николай Филиппович Воронцов, Василий Герасимович Ельчанинов, Павел Игнатьевич Шукшин, Зоя Семеновна Кебина, Мария Александровна Малюгина, Кондратий Ануфриевич Сальников.

За большие успехи в производстве зерна и перевыполнение планов продажи зерна государству в 1956 году были награждены высшей правительственной наградой орденом Ленина пять человек: Алексей Тихонович Баранов (директор МТС), Иосиф Юльевич Кутник (рабочий), Василий Павлович Отпущенников (бригадир), Алексей Федорович Квасов (председатель колхоза), Дмитрий Кузьмич Кибяков (колхозник).

Ордена Трудового Красного Знамени удостоены: Д.Л. Бровкин, Е.М. Калугин, Н.М. Иванов, Н.И. Кочуганов, В И. Черепанов.

В конце 50-х годов началась массовая реорганизация колхозов, и 30 марта 1960 года колхоз был присоединен к совхозу «Березовский», который находился в соседнем селе Березовка.


Статья взята из сборника материалов "... вновь заведенная деревня Сростки". Сборник материалов по истории села. Начало XIX -- конец XX вв. Вып. 1. - (М-во культуры РФ, Комитет адм. Алтайского края по культуре и туризму, Всероссийский мемориальный музей-заповедник В.М. Шукшина. - Барнаул: ГИПП "Алтай", 2002. - 146 с.